Национальные ремесла

Горная керамика

Лепная керамика – одна из самых первых техник изготовления глиняной посуды, изобретенная в эпоху раннего неолита. Она заключалась в ручной лепке сосуда из комка глины без применения гончарного круга, когда глину размягчали с помощью воды и мяли, а потом выдавливали до получения необходимой формы.
Такая керамика, до сих пор существует в горных районах Таджикистана, выполненная вручную, она украшается нелепыми, рельефными орнаментами, покрытыми ангобом. Эта керамика очень архаична, ее формы просты и монументальны, и делают ее не для продажи, а для собственных нужд. Изготовлением изделий из глины занимаются исключительно женщины, именно их руками создаются керамические сосуды для дойки коров или кислого молока, рукомойники, кувшины, миски для зерна и овощей.
Особенной тяжеловесностью форм отличается глиняная посуда из Даштиджума (Кулябский район). В основном, это приземистые сосуды с широким горлом и круглыми короткими ручками, горшки, и мелкие плошки. Строгая форма каждого предмета проста и оправдана практически. Скромные геометрические рисунки, или растительные орнаменты, нанесенные простейшей краской из красной и коричневой глины, полностью соответствуют сдержанному облику этих изделий, до сих пор хранящих дух древнего гончарного искусства. Все подчинено суровым условиям жизни в горах, здесь нет места лишнему, право на жизнь имеет лишь необходимое.
Процесс изготовления керамики прост, даже примитивен. Действо происходит прямо во дворе собственного дома. Мастерица усаживается на кошму и берет ком сырой глины. Несколько минут, и в ее руках появляются первые детали будущего изделия, которые рождаются прямо на ваших глазах. Вот появилось «туло» сосуда, затем горловина, ручки. Все ловко прилаживается одно к другому, швы разглаживаются, шероховатости выравниваются, форма доводится до «идеала». Весь процесс очень напоминает детское творчество — лепку из пластилина, 15 минут и горшок готов.
Теперь его положат на солнце до полного высыхания, а затем обожгут тут же во дворе, разведя небольшой костер.
Когда изделие остынет, мастерица примется раскрашивать свой шедевр, обмотанными ватой длинными прутиками, поминутно макая их в темную жидкость – раствор железистой глины. Когда краска высохнет и проявится ее настоящий цвет – темно – красный, вот тогда и наступит самый момент, подступать к мастерице с просьбой, продать это чудо.
Кто-то может мне возразить, дескать, к чему рассказывать о таком «примитиве», это разве похоже на искусство? А между тем, скептикам будет нелишним узнать, что именно таджикская лепная керамика своей примитивностью и неподдельной архаичностью приводит в настоящий восторг художников и дизайнеров. И сегодня, глядя на эти незамысловатые вещи, думаешь: какое все- таки счастье, что музеи успели в свое время приобрести изделия керамисток из Гумбулака, Даштиджума, Калаи-Хумба.
Что будет с промыслом дальше, ведь его и так уже не часто встретишь. Становится просто страшно, что может сделать наш прагматичный, жестокий век с этой искренней и по- детски наивной красотой.

Ковры Таджикистана

Когда речь заходит об искусстве ковроткачества народов Средней Азии, услужливое воображение тут же рисует нам красочные, богато орнаментированные длинноворсовые ковры Таджикистана.
Возможно ковры Таджикистана не такие броские и популярные, но то что их знают повсеместно, не вызывает никаких сомнений.
КИЛИМЫ – тканые, гладкие двусторонние ковры ручной работы, изготавливаются в основном в южных областях страны, очень популярны так же в Иране, Афганистане, Турции. Само слово «килим» означает «грубое одеяло», и действительно килимы достаточно легкие и эластичные, поэтому их можно не только стелить на пол, но и использовать как покрывала, скатерти, делать различную драпировку.
Ковры — килимы – без ворсового изделия, которые изготавливаются путём вплетения в тканую основу шерстяных или шёлковых нитей. Зачастую, килимы бывают небольших размеров и отличаются насыщенными красками, коричневых, бежевых, тёмно красных тонов.
История орнамента этих ковров насчитывает много тысячелетий, ведь они зародились в доисламскую и даже дохристианскую эпоху. Рисунки на килимах просты и незатейливы, здесь преобладают геометрические мотивы или стилизация изображений реальных предметов, что ассоциируется с обычаями и бытом простого населения: их традициями, религиозностью, этапами жизни. Традиционно, каждый мастер имел собственный набор символов, отражавший его авторский стиль и замысел, который он пытался донести своим произведением.
К большому сожалению, сегодня изготовление килимов наиболее остро ощущает на себе последствия модернизации и изменчивой моды, в наше время такие ковры встречаются все реже и реже. Тем, ценнее, однако, они становятся.
Шерстяные, валянные ковры – НАМАТЫ, до сих пор с успехом изготавливают в Зерафшанской долине. Ручное производство требует от мастериц немалых усилий и времени, ведь стародавняя техника сохранилась здесь и по сей день. Выделка ковров – работа коллективная, одной тут не справиться. Женщины усаживаются в круг, каждая занята своей работой: одни взбивают овечью шерсть, другие формирует нити из войлока.
Позже к делу присоединяются мужчины. Происходящее действо очень необычно, ведь ковер должен получиться без станка или другого технического приспособления, исключаются даже обычные иглы. Подготовленную шерсть укладывают на грубую материю. Сначала, для фона берется темная, затем сверху стелют светлую, вырезанную по форме узоров, как трафарет. По ходу работы ковер часто поливают водой, чтобы войлочные волокна хорошо закрепились между собой.
На последнем этапе, мужчины-ковроделы скатывают заготовку, и плотно обвязав, принимаются ее прессовать. Взбитая шерсть должна хорошенько осесть и явить взору четкий однородный рисунок. Традиционный ковер-кошма из овечьей шерсти очень красив и долговечен, мало того, наматы помогают бороться с ревматизмом, излечивают боли в спине, берегут от простуды. И тут трудно сказать, что является первопричиной, целебных свойств ковра -теплая овечья шерсть или руки мастеров, дарящих это чудо.
СЮЗАНЕ – настенные ковры Таджикистана, вышитые шелком или мулине, в техники простой глади по хлопчатобумажной ткани, бархату или шелку. Готовые изделия обязательно сажают на подклад и обшивают черной тесьмой.
Наибольшую ценность имеют сюзане вышитые вручную, в стране существует несколько устоявшихся композиционных вариантов и цветовых решений, которые вышивальщицы никогда не нарушают.
Чаще всего мастерицы обращаются к теме цветущего сада, в кущах которого нередко зашифрованы пожелания и магические символы: ножи – от дурного глаза, плоды граната – для плодовитости, светильники – очищение от зла, перец – защита от злых духов, птицы – предвестники счастья.
Частенько в рисунок сюзане «прячут» и стилизованные изображения «туморов» — женских нагрудных оберегов, которые по поверьям способны защищать не хуже оригиналов.
Во все времена мастерство вышивания ценилось на вес золота, хотя, практически в каждом доме были свои искусницы. Если невеста умела вышивать, то калым за нее возрастал в разы, кроме этого, вышивальщицы освобождались и от домашних повинностей, а были заняты исключительно любимым ремеслом. Нужно отметить, что раньше вышивкой занимались и мужчины, но пальма первенства все равно оставалась за женщинами.
Интересно, что отдельно существовали целые группы мастеров, занимающихся только нанесением рисунков на приготовленную ткань, вслед за которыми и наступало время вышивальщиц.
Сегодня многие города и области страны славятся своими вышивками. Одними из самых красивых считаются работы мастериц Ура-Тюбе, Худжанда, Исфары, Канибадама и Нурека.
В нынешнее нелегкое время художественные ремесла вновь возрождаются, и хочется верить, что приехав в Таджикистан, вам обязательно посчастливится увидеть, а может и приобрести, эти чудеса народного творчества.

Ювелирное искусство Таджикистана

Ювелирное искусство — одно из ярчайших проявлений художественного творчества таджикского народа. Самые ранние его образцы относятся к далекой древности, и были найдены учеными — археологами еще в слоях мезолита.
В ювелирных изделиях, как в зеркале находят свое отражение этические нормы общества, религиозные верования, социальные отношения и традиции, берущие начало в этнической истории, и потому являющиеся обязательной принадлежностью народного костюма. При этом магическая и сакральная функции украшений имели гораздо большее значение их эстетической или финансовой ценности.
Исстари украшения должны были располагаться на определенных участках тела, что, по бытовавшему мнению, обеспечивало человеку здоровье, многочисленное потомство, расположение богов, защиту от дурного глаза и нечистой силы, приносило счастье и удачу. Однако, помимо функции оберегов, ювелирные украшения также демонстрировали общественную значимость индивида, его кастовую принадлежность и семейное положение. При этом художественный декор украшений был тесно связан с традиционным исполнением национальной одежды.
В Таджикистане ювелирные украшения всегда были неотъемлемым атрибутом национального костюма. Зачастую их изготовляли из серебра или золота, однако мастера не чурались применять в качестве материала и латунь, медь, бронзу, олово. Для обработки металлов использовали такие приемы, как литье, гравировка и чеканка, резьба, применялись сложнейшие техники: черни, зерни, филиграни. В качестве дополнительного декора использовали полудрагоценные камни — коралл, сердолик, бирюзу, которые имели магическую силу талисманов. Так сердолик, по поверьям, приносил покой и благоденствие, изобилие и радость, кораллы, особенно почитаемые таджиками, сулили богатство и многодетность.
Бирюза могла обеспечить победу даже в самой безнадежной битве, а жемчуг обладал способностью исцелять от болезней, защищал от несчастий и горестей.
Крупнейшие центры ювелирного ремесла, знаменитые мастера которых делали украшения для продажи, были в больших городах — Сухаре, Самарканде, Худжанде, Ура-Тюбе. Но и в сельской местности встречались замечательные ювелиры, работавшие по заказу односельчан, родственников и соседей. Городские мастера-ювелиры, как правило, имели собственные мастерские — лавки, в которых им помогали работать и торговать подмастерья, а на селе ювелиры работали дома, в одиночку, и тщательно охраняли секреты своего ремесла. Здесь за выполненную работу заказчики расплачивались натуральным товаром — зерном, продуктами, скотом, а иногда двойным количеством металла, потраченного на изготовление вещи. Спрос на ювелирные изделия был очень велик, что и нашло отражение поговорке: «Ремесло ювелира не умрет, пока на свете живет хоть одна женщина».
И на самом деле, украшения сопровождали женщин на протяжении почти всей жизни. Таджикской девочке первые серьги надевали уже на 5-10 день после рождения, рассчитывая на их охранную силу. Оберегом, также предохраняющим ребенка от «сглаза», считали и простейшие браслеты из разноцветных или черных бусин с белыми вкраплениями. С возрастом, ювелирная коллекция девочек росла и увеличивалась. К 9-12 годам, им положено было иметь серьги сложной формы, узкие браслеты, кольца. Девушкам предписывалось носить крупные серьги, нагрудные подвески, множество колец и браслетов.
Но самым многочисленным и сложным был свадебный комплект невесты. Нити рубинов (лалов), гроздья кораллов, тяжелые изумруды, жемчуга и перламутр нередко украшали серьги и ожерелья невест из богатых городских семей, и все это великолепие разрешалось носить до появления первенца. Однако, с рождением одного-двух детей, комплект украшений резко сокращался, а с 40—45 лет женщине рекомендовалось носить лишь простые кольца и серьги.
Правда, один из вариантов нагрудного украшения, женщинам любого возраста не мог запретить носить никто. Это «бозбанды» и «туморы»— футляры из серебра, имевшие цилиндрическую, прямоугольную, квадратную или треугольную форму. Для украшения они покрывались гравировкой, позолотой, чернью, инкрустировались камнями и стеклянными вставками и были очень удобны для хранения молитв из Корана, выполняя роли оберегов.
Мужской костюм, очень часто, также включал ювелирные украшения. Перстни и богатые подвески были непременными спутниками зажиточных горожан. В некоторых местностях существовали весьма популярны пояса, отделанные рельефными металлическими, посеребренными накладками в виде ромбов и треугольников. Иногда они выполнялись целиком из серебра, а орнамент наносился штампом или чеканкой, хотя также были востребованы чернь и гравировка. Очень часто такими же накладками отделывали попону и сбрую хозяйского коня.
Но особой гордостью мужского населения Таджикистана всегда было холодное оружие — сабли из высококачественной закаленной стали в ножнах, инкрустированных разноцветными сверкающими камнями — алмазами, кораллами, бирюзой, украшенные яркими эмалями.
Однако, не только художественные украшения были прерогативой таджикских ювелиров, среди них существовала большая прослойка мастеров — медников, чьим привычным делом, наряду с украшениями было изготовление посуды и предметов быта: чайников, кувшинов для воды, тазиков для умывания, различных подносов.
Медная посуда издавна украшала парадные комнаты зажиточных горожан, и служила не столько предметом быта, сколько символом состоятельности владельца, ведь при необходимости ее очень быстро можно было переплавить в монеты.
Мир ювелирного искусства Таджикистана широк и многогранен, и сегодня у приезжающих туристов, есть все шансы приобрести настоящие произведения больших мастеров, бережно сохраняющих народные традиции.